12:43 

мерзкая птица Верочка
А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

"...Золотцу дорог Приблев, потому что Приблев, понимаете ли, нормальный. сам-то Золотце известный истерик, он вообще всё время тянется к оптимизму и рассудительности (воистину правильная пропорция которых содержалась, разумеется, в батюшке, о где, о где они теперь). оптимизмом из друзей Золотца могут похвастаться, положим, граф и Скопцов, но граф — небожитель, у него уж больно заковыристые пируэты мысли, а оптимизм Скопцова держится на сомнительном основании «все люди — где-то там глубоко внутри — добрые». рассудительности же навалом у хэра Ройша и Мальвина, но хэр Ройш — сухарь и трус, его самого обыкновенно надо поддерживать и успокаивать (да, Золотце вот прям с 13-й главы видит, где и как стоит хэра Ройша успокаивать, чего скорее не видит, положим, тот же Хикеракли). а Мальвин весь чугунный, тяжёлый — весьма толковый и надёжный, но его надо направлять на нужные рельсы. представьте, каково спорить с Мальвиным о том, что кажется ему бредом ;)

поэтому Приблев — это очень, очень хорошо! он, извиняюсь, умён и талантлив, его есть за что уважать и считать клёвым, но он живой и, эээ, назовём это «здоровый» — потому что переживает по вполне понятным поводам и переживания свои не прячет, а следовательно, они и не оседают в нём радиоактивными отходами. и одновременно Приблев чрезвычайно, гм, положительный персонаж, но не тошнотворно-положительный. у Золотца в категорию тошнотворно-положительных входит, например, Хикеракли — ну да, давайте бездельничать и бесконечно нравственно терзаться, подрывая мораль тем, к кому мы якобы хорошо относимся! (тот же Скопцов, кстати, мораль не подрывает, ему хватает совести нравственно терзаться преимущественно молча).

ещё у Золотца непростые отношения с чужим самомнением, его же раздражают (в разной степени и в разной тональности, но) все господа, которые о себе невесть что воображают — Гныщевич, Твирин, Коленвал, Веня, отчасти Метелин (но там всё сложно). а у Приблева самомнение вроде как отсутствует, но это совершенно не мешает ему жить, как нередко случается. вернее, Приблев потихонечку идёт к своему самомнению, отращивая его строго за действительные заслуги.

и с печами получается смешно. Золотцу свойственно совершать импульсивные жесты, подкрепляемые не здравым смыслом, но одними лишь личными симпатиями-антипатиями (привет Временному Расстрельному Комитету). а Приблев, наоборот, очень здрав и руководствуется по большей части головой, что Золотце к моменту своего отъезда вполне сознаёт. повёл он Приблева смотреть печи импульсивно и по любви — ну, вроде как детский клад показать по случаю удачной аферы и всяческих предчувствий в связи с расстрелом Городского совета. но когда стало ясно, что следует выезжать в Столицу, предложить ответственность за печи Приблеву было решением в своём роде взвешенным: ведь если Приблев согласится ввязаться, значит, всё правильно! потому что Золотцу-то хочется (импульсивно), но сам он здравость затеи оценить не в силах (на такой скорости), зато в силах оценить способности к оценкам Приблева: он же честный-ответственный, он не будет браться за то, чего не может. мастерски исполненное перекладывание с бестолковой головы на толковую ;)

вот.

ну и да: всё вышесказанное является субъективной точкой зрения конкретного персонажа и к нашим мнениям отношения, разумеется, не имеет ;)"

@музыка: Крематорий - Африканка (Трансконтинентальный sex)

@темы: люди столь юного возраста, упаковка дорогого британского вазелина

URL
   

Гнездо

главная