мерзкая птица Верочка
А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

С пожелтелых страниц поднималась ушедшая жизнь,
Уходила во тьму, бормоча и рыдая.
Ты поденщиком был, ты наемником был, и рабом,
И я шла за тобою, доверчивая, молодая.

Раздавили тебя. Раздробили узоры костей.
Надорвали рисунок твоих кружевных сухожилий
И, собрав, что могли, из почти невесомых частей,
В легкий гроб, в мягкий мох уложили.

Перед тем, как уйти, эти тени ласкают меня,
И кидаются снова и снова на грудь и на шею,
Обнимают, и молят, и ищут ушедшего дня,
Но ответить я им и утешить я их не умею.

Н. Н. Берберова, "Гуверовский архив, Калифорния", 1978


Насколько мне известно, полностью этого стихотворения в сети пока еще нет и в бумажном варианте оно было опубликовано всего дважды - в качестве эпиграфа к биографии ВФХ авторства Дэвида Бетеа и в свежевышедшей книге стихов ННБ, по которой, собственно, я его и цитирую - как по более доступному источнику.

@темы: книги, Ходасевич