Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:25 

мерзкая птица Верочка
А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

"С Жоржем Сименоном меня познакомил Мерль. Сименон тогда был начинающим автором детективных романов, много лет спустя он достиг совершенства, которое позволило ему приподнять презираемый жанр до уровня высокой литературы. Я не читал его романов, но мне нравился большой веселый человек, прекрасный рассказчик, неизменный курильщик трубки. Он жил на яхте, и помню, как однажды я приехал к нему на Марну. Он смешил меня причудливыми историями, но наиболее забавным мне показался его пес ньюфаундлендер, огромный добряк, который пугал приезжавших к реке в жаркий день выкупаться: верный своему долгу и навыкам породы, пес несся к плававшим людям и вытаскивал их на берег. По вечерам Сименон порой заглядывал в бар «Куполь», где царил бармен Боб. Туда приходило много разных писателей - и Рене Кревель, и Вайян, и Деснос. Я там просиживал почти каждый вечер.
Недавно я разыскал часть книг, которые оставил в Париже, оккупированном немцами, у приятеля. Среди них был один из ранних романов Сименона «Череп» с дарственной надписью автора: «Дружески Илье Эренбургу, чья сознательность и принципиальность помогли мне создать образ-карикатуру Радека». Я прочитал этот роман. Имя Радека Сименон взял случайно - оно приползло с газетной полосы и никакого отношения к Карлу Радеку не имело. Карикатуру он нарисовал с меня, и, говоря нашим газетным жаргоном, шарж был дружеским. Радек сидел в баре «Куполь». Но чем он занимался? Он зверски убил двух богатых и очень старых дев, живших в предместье Парижа: мстил за нищее детство. Это принципиальный и сознательный убийца, только редкая прозорливость сыщика помогла раскрыть подлинную роль Радека. Конечно, Сименон не подозревал меня в убийствах и прибавил слово «карикатура», но я ему казался сверхсознательным, ультрапринципиальным и непримиримым. А было это в те годы, когда я бился, как щепка в море, когда советские критики назвали меня «буржуазным циником», а друзья советовали наконец-то "стать на платформу".

Илья Эренбург, "Люди, годы, жизнь"


Чтобы два раза не вставать - "The Man on the Eiffel Tower" - экранизация сорок девятого года с Чарльзом Лоутоном в роли Мегрэ.

@темы: книги, фильмы

URL
Комментарии
2015-07-27 в 14:09 

Addeson
Falcon in the Dive
История, конечно, удивительна - сложно представить, что образ Тоуна Антона имеет столь интригующую подоплеку :rolleyes:

2015-07-27 в 20:43 

мерзкая птица Верочка
А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
Честно говоря, я от этой истории пребываю в некоторой задумчивости - то ли наши переводчики навертели каких-то чудес (хотя по восприятию перевод скорее хороший), то ли у меня и Эренбурга (и у Сименона заодно) кардинально отличаются представления о принципиальности и сознательности. XD

URL
   

Гнездо

главная