Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
16:46 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

С семи вечера вчерашнего дня до пяти утра дня сегодняшнего прочитала около трехсот страниц практически беспримесного hurt/comfort, удачно оформленного под вестерн; сейчас покорно жду наступления симптомов передозировки. XD Извиняет меня только то, что все это безобразие оказалось на английском языке и можно было притвориться, что я таким хитрым образом повышаю свой культурный уровень. XD
читать дальше

@музыка: Genesis - Am I Very Wrong

@темы: be a dentist, книги, упаковка дорогого британского вазелина

15:07 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

Книги "про лютик" закончились в полном соответствии с печальной исторической действительностью. Впечатления от финала остались смешанные, примерно как от этой песни - с одной стороны, главный герой достиг счастья и внутренней гармонии, с другой - все умерли и с этим уже ничего не поделаешь. XD За последствия перестрелки у небезызвестного кораля и последние дни Холлидея в Гленвуд Спрингз - автору отдельный большой респект, далеко не у всех женщин-писательниц (не в обиду им будет сказано) выходит показать человека слабым и беспомощным и не утопить при этом в сочувствии, заботе, а временами - и в розовых соплях.)
На очереди - простигосподи, стимпанк, металлические шлюхи и Томас Алва Эдисон. На русском, правда, языке - но судя по тестовым страницам на Амазоне, я бы и в оригинале потянула (самодовольно сказал языковой кретин и надулся от гордости). XD

***

Ходила с Н. кататься на лыжах - в первый раз за два последних года. Девять километров ползла больше часа, чуть не сдохла, но довольна невероятно - и хорошей погодой, и снегом, и расширенным лыжным кругом, укатанным в два "Бурана". :heart: Надеюсь, что запал не пропадет и в выходные можно будет ехать снова.)

***

Не могу не поделиться - отличная песня и, судя по всему, в целом довольно информативный сайт о песнях Дикого-Дикого Запада.)

Upd: старые песни на новый лад от Eire Og. XD К ирландскому национализму как политическому явлению можно относиться как угодно, но как фольклорный элемент (с) их песни офигенны чуть менее чем полностью, у юнионистов в этом смысле, кмк, творчество существенно скромнее по объёмам и скучнее по содержанию.)
запись создана: 28.12.2014 в 23:09

@музыка: Volbeat - Lonesome Rider

@темы: музыка, книги, lytdybr, be a dentist, Emerald Isle, прогулки

21:42 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

Худо-бедно перевалила через середину последней книги "про лютик".) Если абстрагироваться от приносимого ей чистого удовольствия бесконечных медицинских моментов и тупого пополнения словарного запаса (многочисленные глаголы движения, элементы конской упряжи, третий синоним к слову "тюрьма" XD), серия по сути своей оказалась очень печальной и парадоксальным образом мотивирующей. Я бы сказала, заставляющей ценить то, что имеешь - в первую очередь, в профессиональном плане.)

@музыка: Volbeat - Doc Holliday

@темы: be a dentist, книги

01:50 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

Бог мой, я уже сломала себе мозг и изнасиловала все сленговые словари, находящиеся в шаговой доступности, но так до сих пор и не поняла, чем может руководствоваться женщина, называющая любовника "buttercup". XD

@темы: be a dentist, книги

01:09 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

В свободное от работы время организм радостно деградирует, обратившись к романтике Дикого Запада. Никогда бы не подумала, что подобная тема может меня хоть как-нибудь заинтересовать - но извечная тяга к, хм, больным и немощным мастерам своего дела поистине способна творить чудеса и сейчас я вполне успешно пробираюсь сквозь трилогию о Доке Холлидее.) Поскольку книги написаны женщиной, описаниям перестрелок и ночных бдений главного героя за покерным столом в них вряд ли будет отведено много места - но уже сейчас (первая треть первой части) понятно, что читателя ожидают моря рефлексии и океаны физиологических подробностей.) Язык и грамматика несложные, зато возможностей пополнить словарный запас предоставляется масса.) Объем небольшой, кмк, почти сравнимый с иными макси-фиками, что в нынешнем блаженном отсутствии мозговой деятельности для меня тоже представляется исключительно положительным моментом. Словом, пока что я целиком и полностью довольна - и, по всей видимости, дочитаю до конца.)

@темы: lytdybr, be a dentist, книги

01:02 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

Случайно узнав, что в прошлом году на русском языке вышла еще одна книга Ньюмана ("Эра Дракулы"), немедленно разыскала ее в ближайшем книжном магазине и принялась за чтение.) Несмотря на, хм, довольно своеобразный сюжет, плохой перевод (не такой омерзительный, как в книге про Линкольна, но всё равно не дотягивающий даже до среднего уровня) и четырехсотшестидесятишестилетнюю вампиршу в качестве главной героини, читается легко и не без интереса. Но полковник Моран и фон Генцау живыми и разумными в той же "Собаке" смотрелись куда выигрышней. Здесь за них даже как-то обидно.)

@темы: книги

03:47 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

"И, заметив по ее лицу, что она уже в этом одном увидела начало портрета и встревожилась еще сильнее, я стала быстро добавлять черту за чертой.
- У него рыжие волосы, ярко-рыжие, мелко вьющиеся, и бледное длинное лицо с правильными, красивыми чертами и маленькими, непривычной формы бакенами, такими же рыжими, как волосы. Брови у него, однако, темнее, сильно изогнуты и кажутся очень подвижными. Глаза зоркие, странные - очень странные; я помню ясно только одно, что они довольно маленькие и с очень пристальным взглядом. Рот большой, губы тонкие, и, кроме коротких бакенов, все лицо чисто выбрито. У меня такое впечатление, что в нем было что-то актерское.
- Актерское?
Невозможно было походить на актрису меньше, чем миссис Гроуз в эту минуту.
- Я никогда актеров не видела, но именно так их себе представляю. Он высокий, подвижный, держится прямо, но ни в коем - нет, ни в коем случае не джентльмен! - продолжала я".

Генри Джеймс, "Поворот винта"


Меня не перестает преследовать ощущение, что у нас с переводчиком кардинально разные представления о том, что такое "бакен", но речь сейчас не об этом.)

Уважаемые ПЧ и мимопробегающие!) Кто, по-вашему, мог бы исполнить роль описанного человека в кино?)

@темы: вопросы, книги, фильмы

19:30 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
15:26 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

"Переход из Палермо в Неаполь был со второго дня беспокойный, несмотря на летнее время года. Огромный восьмидесятипушечный линейный корабль «Foudroyant», на котором находились лорд Нельсон и его гости, качало очень сильно. Сэр Вильям Гамильтон пролежал сутки в отведенной ему каюте на верхней палубе. Туда ему жена приносила то капли, то черное кофе, то чашку бульона. Он от всего отказывался, слабо улыбаясь, но уступал настояниям леди Гамильтон, с отвращением проглатывал, поднявшись на локте, то, что ему подавали, и торопился принять снова горизонтальное положение. В каюте навестил его и адмирал, смотревший на больного с наивным, не понимающим сочувствием: лорду Нельсону было очень трудно понять, что такое морская болезнь. Море представлялось адмиралу чем-то вроде принадлежащего ему огромного имения, и он чувствовал себя при виде больного Гамильтона как хозяин, в доме которого, от дурного устройства и неудобных порядков, неожиданно захворал приглашенный гость. Почти такое же чувство испытывал сам сэр Вильям, и долю отвращения, вызываемого в нем морем, он невольно переносил на Нельсона".

Марк Алданов, "Чёртов мост"


Мне очень нравится, как Алданов пишет об этой троице - но с, хм, точки зрения исторической действительности пассаж в корне неверный.)) И кофе среднего рода.)

@музыка: Ольга Арефьева и Ковчег - Ликуй, спасённый мир

@темы: капитаны и их корабли, книги

01:05 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

"Прошло три дня, и отец Эррера прибыл. Отец Кихот пошел поболтать с бывшим мэром, а вернувшись домой, обнаружил на своем крыльце молодого священника с изящным черным чемоданом. В дверях, загораживая вход, стояла Тереса с тряпкой в руке. Отец Эррера, возможно, был от природы бледен, но сейчас вид у него был явно взволнованный, и белый, стоячий, как у всех священников, воротничок его так и сверкал на солнце.
— Монсеньор Кихот? — вопросил он. — Я — отец Эррера. Эта женщина не впускает меня.
— Тереса, Тереса, как это невежливо с твоей стороны. Что за манеры? Ведь это же наш гость. Ступай, приготовь отцу Эррере чашечку кофе.
— Нет. Пожалуйста, не надо. Я никогда не пью кофе. Иначе не засну ночью.
Войдя в гостиную, отец Эррера тотчас занял единственное стоявшее там кресло.
— Какая необузданная женщина, — заметил он. — Я сказал ей, что меня прислал епископ, а она в ответ мне нагрубила.
— У нее, как и у всех нас, есть свои причуды.
— Епископу такое бы не понравилось.
— Ну, он же не слышал, что она сказала, и мы ему об этом не скажем, верно?
— Я был шокирован, монсеньор.
— Пожалуйста, не называйте меня «монсеньор». Называйте «отче», если уж вам так хочется. Я ведь гожусь вам в отцы. Есть у вас опыт работы в приходе?
— Не вполне. Я три года был секретарем у его преосвященства. После окончания Саламанки.
— В таком случае сначала вам это может показаться нелегким делом. В Эль-Тобосо ведь не одна такая Тереса. Но я уверен, вы очень быстро освоитесь. Ваша докторская диссертация была… дайте вспомнить.
— По теологии морали.
— А-а, я всегда считал это очень трудным предметом. Еле-еле сдал по нему экзамен — даже в Мадриде".

Грэм Грин, "Монсеньор Кихот"


Какая подозрительно знакомая ситуация! XD

@темы: союз рыжих, книги

18:48 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

Если бы Отель "У погибшего альпиниста" экранизировали во Франции 90-х, на роль Брюн как нельзя лучше подошла бы двенадцатилетняя Fanny Biascamano.))


@темы: YouTube, книги, музыка

01:51 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

"Фон плохо переносил состояние вынужденного безделья, в его поведении появились некоторые странности. Когда Смайли исчезал и не брал его с собой, он буквально изнывал в ожидании своего повелителя. Застав как-то вечером его врасплох, Гиллем был просто потрясен, увидев, как Фон лежит, свернувшись калачиком, похожий на ребенка в материнской утробе, и носовым платком, чтобы причинить себе боль, туго-туго перетягивает большой палец руки.
– Послушай, приятель, ради Бога, не расстраивайся ты так! Это совсем не означает, что он к тебе плохо относится! Просто Джорджу ты сейчас не нужен. Вот и все. Отдохни несколько дней, расслабься. Приди в себя.
Но Фон не послушал Гиллема. Он называл Смайли «шеф» и с подозрением относился к тем, кто называл его Джордж.
<...>
Фон, как и Смайли, в последнее время серьезно тревожил Питера, но по другим причинам. Два дня назад он в присутствии Гиллема выкинул отвратительную штуку. Смайли, как обычно, ушел куда-то в одиночку. Чтобы убить время, Гиллем нанял машину и повез Фона к китайской границе. Там маленький сотрудник опергруппы пыхтел и хихикал, глядя на далекие таинственные холмы. На обратном пути в какой-то деревне они остановились у светофора, и вдруг сбоку на «хонде» подъехал мальчишка-китаец. Гиллем сидел за рулем. Фон – на сиденье для пассажиров. Стекло рядом с ним было опущено, он снял пиджак и положил левый локоть на дверцу, любуясь новыми позолоченными часами, которые купил в сувенирном киоске в «Хилтоне». Когда они тронулись, незадачливый китаец сунул руку, собираясь сорвать часы, но Фон оказался проворнее. Он схватил мальчишку за запястье мертвой хваткой и потащил за машиной. Тот безуспешно вырывался. Гиллем проехал метров пятьдесят и только потом заметил, что происходит. Он сразу остановил машину, но Фон только этого и ждал. Не успел Гиллем удержать его, как он выскочил наружу, выдернул мальчишку из «хонды», оттащил к обочине и сломал ему обе руки, после чего, улыбаясь, вернулся в машину. Опасаясь скандала, Гиллем поспешно укатил с места происшествия, оставив пострадавшего: тот визжал, глядя на безжизненно повисшие руки. Возвращаясь в Гонконг, Гиллем намеревался немедленно доложить Джорджу о Фоне, но, к счастью для последнего, Смайли объявился лишь через восемь часов, и Гиллему с одного взгляда стало ясно, что на сегодня с него хватит плохих новостей".

Джон Ле Карре, "Достопочтенный школяр"


Вот уж поистине "pretty low form of life", других слов просто не подберёшь.) И есть какая-то мрачная ирония в том, что оригинальное написание его имени (Fawn) переводится как "оленёнок" (вообще-то "молодой олень в возрасте до года", конечно, но Google на соответствующий запрос вывешивает исключительно фотографии детёнышей, которым от силы пара месяцев, а то и меньше). Впрочем, на незнакомого человека он, кажется, именно такое впечатление и производит:
"– Кто это был? Такой интересный персонаж, – поинтересовался сгорающий от любопытства Мартиндейл, когда Гиллем вернулся. – Какое прелестное создание! Неужели все шпионы такие же красавцы? В нем определенно есть что-то венецианское. – Я хочу записаться к вам добровольцем. Немедленно". XD

@музыка: Four Lads - Dry Bones

@темы: книги, Хозяин, где яблоки?

01:41 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

"Я рисую здесь ее портрет примерно того времени, когда мы впервые встретились. Ее первый лик — мисс Роббинс. Вот она вошла в аудиторию, где я вел практические занятия по биологии, натаскивая соискателей на получение степени бакалавра естественных наук Лондонского университета. В ту пору она носила траур по отцу, который незадолго до того погиб в железнодорожной катастрофе; он не оставил, можно сказать, никаких средств, и она изо всех сил старалась добиться степени, чтобы стать учительницей и зарабатывать на жизнь матери и себе.

С сумкой, в каких школьницы носят книги, и немыслимо старомодным, неуклюжим микроскопом, который кто–то дал ей взаймы, она тогда казалась мне очень привлекательным и, право же, героическим созданием, и вскоре я пришел к мысли, что она — самое замечательное из всего, что есть у меня в жизни. В те дни я был упорным, неотесанным молодым человеком, который одно время посещал Королевский колледж естественных наук при Лондонском университете и потому получил свидетельство, что прослушал там курс. Я был широко, но беспорядочно начитан — суждения, заимствованные у Шелли и Хаксли, переплетались с мыслями, почерпнутыми у Карлейля, Морриса и Генри Джорджа, — и мой житейский и общественный опыт был примерно на уровне мистера Льюишема. Я враждовал со всем светом и вовсе не был уверен, что окажусь победителем. В религии, общественной жизни, политике я придерживался крайних взглядов, что мешало мне преподавать в нормальном учебном заведении, и я радовался, когда с помощью своих учеников мог посрамить принимавших у них экзамены штатных преподавателей университета. Очень скоро эта новая ученица стала для меня олицетворением того понимания и тех человеческих достоинств, которые я жаждал отыскать в жизни. Мы беседовали, склонясь над лягушками и кроликами. Заведение по натаскиванию, в котором я работал, опубликовало расширенный конспект моих лекций под названием “Учебник биологии”, обильно, однако непрофессионально проиллюстрированный мной самим. Мисс Роббинс чертила настолько уверенней и четче, что для второго издания по моей просьбе перечертила все мои диаграммы. Нам очень быстро стали тесны границы дружбы, и я был поражен, поняв, что она питает ко мне те же чувства, что и я к ней. Когда я ей рассказал, что, играя в футбол, отбил почку и лишился большей части одного легкого, это, по–моему, послужило для нее лишь поводом для немедленных действий. Думаю, ни она, ни я не надеялись прожить даже десяток лет".

Герберт Уэллс, "Опыт автобиографии"


Отношение молодого Уэллса к жизни даже год спустя после покупки этой книги поражает меня до такой степени, что я не в состоянии комментировать. XD И да, история с почкой по-прежнему остаётся тайной за семью печатями - во всяком случае, по имеющимся данным я внятного диагноза поставить не могу.:facepalm:

@темы: книги

18:09 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

"Сводня Фрозина знает свое дело, похваляется тем, что умеет «людей выдаивать» и без малейших угрызений совести продает свои услуги тому, кто больше заплатит. Такого бесстыдства не встретить нигде больше у Мольера. Уверенная в своих талантах, Фрозина открыто презирает всех вокруг. Она не просто безнравственна, но утратила всякое подобие нравственного чувства и тем гордится. Среди льстивых фраз, которые она адресует Гарпагону, от одной у нас щемит сердце, если вспомнить, что она написана в 1668 году. Гарпагон говорит: «Да я никаких особенных болезней, слава богу, и не знаю. По временам только одышка одолевает». Фрозина: «Это пустяки. Одышка вас не портит: когда вы кашляете, так оно даже как-то мило выходит».

Значит, когда Мольер играет Гарпагона, у него уже часто случаются приступы кашля. По своему обычаю, он использует изъяны, недостатки и странности каждого актера, где только это возможно; вот и здесь он принимает меры предосторожности из страха, что на него нападет кашель на сцене. До последнего дня своей жизни, до своей последней пьесы — «Мнимый больной», где он не мог уже играть никого другого, кроме несчастного, вечно хнычущего над своими недугами, он сохранит это чувство ответственности, эту профессиональную добросовестность".

Жорж Бордонов, "Мольер"

@музыка: Вероника ВВС - Странный марш

@темы: show must go on, книги

00:33 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

"В спальне горел свет, так что теперь он представил себе Мари-Клэр, привязанную к кровати с кляпом во рту, и ее мучителей, сидящих вокруг в ожидании. Им нужен был Гиллем, и он не собирался их разочаровывать. Он не был вооружен – но не по своей вине. Хозяйственники Цирка испытывали священный страх перед оружием, а револьвер, который он незаконно имел, лежал в ящике ночного столика, где вломившиеся бандиты уже, несомненно, его нашли. Гиллем тихо взбежал по трем пролетам лестницы, у входной двери сбросил пиджак и швырнул его на пол. Ключ от двери он держал в руке и теперь как можно осторожнее вставил его в замок, затем нажал на звонок и крикнул в щель почтового ящика: «Facteur!» и затем: «Expres!»
Держа по-прежнему руку на ключе, он ждал, пока не услышал приближающиеся шаги, которые, как он сразу признал, не принадлежали Мари-Клэр. Шаги медленные, даже тяжелые и уж слишком уверенные. И шел человек из спальни. Все дальнейшее произошло очень быстро. Гиллем знал, чтобы открыть дверь изнутри, надо проделать следующее: во-первых, снять цепочку, затем высвободить пружину замка. Пригнувшись, он ждал, пока не услышал, как соскользнула цепочка, и тогда пустил в ход единственное свое оружие – неожиданность; повернув ключ, он всем телом надавил на дверь и с удовлетворением увидел, как плотный мужчина отлетел к противоположной стене, где висело зеркало, тут же сорвавшееся с петель, а перед ним предстало испуганное лицо беспомощно смотревшего на него давнего друга и ментора Джорджа Смайли.
То, что за этим последовало, Гиллем описывал весьма смутно: он, конечно, не был предупрежден о приезде Смайли, и Смайли – возможно, из опасения быть подслушанным – почти ничего не сказал ему, пока они находились на квартире. Мари-Клэр оказалась в спальне, но не связанная и без кляпа во рту, а на кровати лежала – по настоянию Мари-Клэр – Остракова, по-прежнему в своем стареньком черном платье, и Мари-Клэр обихаживала ее всеми известными ей способами: кормила куриной грудкой в желе, поила мятным чаем – словом, всем тем, что хранила для того чудесного дня, который – увы! – еще не настал, когда Гиллем заболеет и сляжет".

Джон Ле Карре, "Команда Смайли"


Последнее предложение более чем наглядно свидетельствует о том, что даже суровым британским разведчикам порой не чужды вполне, кхм, фандомные настроения. XD Ну и о том, что Питер Гиллем после почти десятка лет мытарств наконец-то обрёл семейное счастье, чему я искренне рада.))

Помимо вышеперечисленного, за два выходных дня, проведённых в позе медузы в обнимку со шпионскими романами, я узнала:
- что шеф Цирка в шести частях цикла о Джордже Смайли получил пять различных прозвищ, потому что переводчики не смогли договориться между собой, а также вторую почти законную супругу и садовый участок;
- что ненависть Джорджа Смайли к Биллу Хейдону надолго пережила Билла и, судя по всему, имеет все шансы пережить и Смайли тоже;
- что вежливый и предупредительный Фон, на всём протяжении "Tinker Tailor" старательно изображающий из себя предмет мебели, далеко не всегда бывает вежлив. И это, кстати, оказалось для меня самым большим потрясением. XD

@темы: книги, Хозяин, где яблоки?

01:47 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***
Жорж Бернанос, "Дневник сельского священника" - вторая после "Ключей от царства небесного" встреченная мной хорошая книга о вере и сомнении с, судя по всему, очень сильной экранизацией. И конечно, я не была бы собой, не отметив обилия вполне специфических медицинских подробностей.)

@темы: книги

16:44 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***
"Кусочки мозаики медленно двигались навстречу друг другу, грозясь дать ответ на опасный вопрос. Майкл вытащил из шкафа потрепанный картонный ящик, собрав всю пыль, которая хранилась на деревянных полочках. Он поставил его на ковер, присел рядом и начал осторожно вытаскивать старые вещи — по большей части, сломанные, но из таких, которые было жаль выбрасывать. Сердце Майкла билось все чаще; он дрожал от волнения, словно искатель сокровищ. Наконец, его пальцы наткнулись на то, что он хотел найти, — хотел подсознательно, даже не надеясь результат.
Майкл поднялся и подошел к зеркалу, сжимая находку в кулаке. Монокль подошел ему, словно был его собственным, и в отражении лица вдруг проступили черты, до боли напоминавшие грубоватый облик Флэтчера".

Анна Бильченко, "Полёт над грозой"


Первая моя ассоциация была вполне естественной, но, как показало дальнейшее, в корне неверной. XD

@темы: книги

19:48 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

"Ветер воет, море злится
Мы, корсары, не сдаём.
Мы спиной к спине у мачты
Против тысячи вдвоём".

Эти строки, как выяснилось буквально только что, принадлежат Джорджу Стерлингу, прототипу Рэсса Бриссендена в лондоновском "Мартине Идене". Господи, сколько ещё малоизвестных американских поэтов со временем найдётся в моей голове? XD

@темы: книги

23:37 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

Люди, снявшие "Войну в Зазеркалье" ("The Looking Glass War"), не оставили от экранизируемой книги камня на камне практически ничего, за исключением фабулы и имен главных героев. В итоге совершенно непостижимым для меня образом получился очень хороший фильм. :facepalm:

@темы: книги, фильмы

23:47 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

"Сэр Джон вовсе не был жесток, или бесчестен, или упрям в жизни; но все эти качества проявлялись в нем сразу, как только дело касалось его художнических интересов. А вот в этой достаточно широкой сфере он не знал жалости. Нет, он доводил Адель Честертон до слез на каждой репетиции вовсе не потому, что был тираном. Он полностью подчинил себе Холройда — который во всем остальном был крепкий орешек — вовсе не потому, что любил помыкать себе подобными. Он превратил Миледи в некую разновидность огнетушителя для заливки разжигаемых им повсюду пожаров совсем не потому, что знал о ее исключительных человеческих качествах — необыкновенной душе и умении тонко чувствовать. Это и многое-многое другое он делал потому, что был предан идеалу театрального искусства (насколько оно касалось его) в себе. Я думаю, он прекрасно понимал, что делает, и считал, что игра стоит свеч. Это служило его искусству, а его искусство требовало безжалостного эгоизма.

Он был чуть ли не последним представителем вымирающей породы актеров-антрепренеров. Не существовало никакого попечительского художественного совета, который помог бы ему остаться на плаву в случае провала или оплатил бы счет за художественный эксперимент или акт мужества. Ему самому приходилось отыскивать деньги на свои предприятия, и если какой-то его спектакль приносил одни убытки, то он должен был возмещать их из доходов нового, иначе вскоре его обращения к инвесторам стали бы гласом вопиющего в пустыне. Помимо всего прочего, он был и финансистом. Он просил людей вкладывать деньги в его мастерство, его опыт и предпринимательское чутье. А также — в его индивидуальность и обаяние, а еще — в удивительную технику, которую он приобрел, чтобы его индивидуальность и обаяние стали очевидными сотням тысяч людей, покупавших театральные билеты. Нужно отдать ему справедливость, у него были очень тонкие вкус и чутье, поднимавшие его над актерами первого эшелона до уровня очень небольшой группы звезд с гарантированными зрителями. Он отнюдь не был алчным, хотя и любил пожить на широкую ногу. То, что он делал, он делал ради искусства. Его эгоизм коренился в вере, что искусство (которое он собой олицетворял) стоит любых жертв, какие может принести он и те, кто с ним работает.

Когда меня приняли в его труппу, там уже вовсю шла борьба со временем. Не борьба с приближающейся старостью — потому что на этот счет он не заблуждался. Это была борьба с переменами, которые приносит время, борьба за то, чтобы перенести в двадцатый век представления о театре, бытовавшие в девятнадцатом. Он был глубоко предан тому, что делал. Он верил в романтизм и не мог смириться с тем, что концепция романтизма уходит".

Робертсон Дэвис, "Мир чудес"

@темы: книги, show must go on

Гнездо

главная