Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: капитаны и их корабли (список заголовков)
15:26 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

"Переход из Палермо в Неаполь был со второго дня беспокойный, несмотря на летнее время года. Огромный восьмидесятипушечный линейный корабль «Foudroyant», на котором находились лорд Нельсон и его гости, качало очень сильно. Сэр Вильям Гамильтон пролежал сутки в отведенной ему каюте на верхней палубе. Туда ему жена приносила то капли, то черное кофе, то чашку бульона. Он от всего отказывался, слабо улыбаясь, но уступал настояниям леди Гамильтон, с отвращением проглатывал, поднявшись на локте, то, что ему подавали, и торопился принять снова горизонтальное положение. В каюте навестил его и адмирал, смотревший на больного с наивным, не понимающим сочувствием: лорду Нельсону было очень трудно понять, что такое морская болезнь. Море представлялось адмиралу чем-то вроде принадлежащего ему огромного имения, и он чувствовал себя при виде больного Гамильтона как хозяин, в доме которого, от дурного устройства и неудобных порядков, неожиданно захворал приглашенный гость. Почти такое же чувство испытывал сам сэр Вильям, и долю отвращения, вызываемого в нем морем, он невольно переносил на Нельсона".

Марк Алданов, "Чёртов мост"


Мне очень нравится, как Алданов пишет об этой троице - но с, хм, точки зрения исторической действительности пассаж в корне неверный.)) И кофе среднего рода.)

@музыка: Ольга Арефьева и Ковчег - Ликуй, спасённый мир

@темы: капитаны и их корабли, книги

17:02 

Доктор Кембл, за что у вас такое живое воображение? XD

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
"At this time I imagine I see the drawn-faced Jeffreys sitting there at these trials, excusing himself at frequent intervals and leaving the court amidst whispers and embarrassed glances, returning little if at all relieved of his urgent discomfort, and unable to settle down to judical calmness while his pain and the contemplation of his next hurried exit were occupying his mind. He certainly would not want the trials too long drawn out".

James Kemble, "Idols and Invalids"


В целом очерк о Джеффрисе оказался печальной и поучительной историей о том, как тяжело жилось триста с лишним лет назад людям с мочекаменной болезнью, хорошо написанной, но без особых изысков, если не причислять к таковым современный главному герою рецепт целебного снадобья, включавшего в себя пчёл и улиточные домики. XD
Очерк про Нельсона же совершенно шикарный, с подробными описаниями всех его бедствий и болезней, многочисленными логическими выкладками и суждениями о них с точки зрения современных автору (тридцатые годы XX века) терапевтических концепций, результатами патологоанатомического исследования - и я его, этот очерк, читала ещё два года назад, потому что какой-то добрый человек выложил его на тематический сайт. Большей обиды я в жизни ещё не испытывала. XD
До всех прочих исторических страдальцев, в числе которых оказались такие несхожие люди как лорд Байрон, Клеопатра, Эпикур, Екатерина II, Мильтон и Колумб, ещё не добралась, в полном соответствии с датами переключившись на книжку про шестнадцатый год.))

@темы: медик Дэви и медик Дик, книги, капитаны и их корабли, Worm, your Honour

16:51 

Не мне одной пришла в голову эта мысль. XDD

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
18.05.2012 в 23:28
Пишет Sir LSD:



URL записи

Самое смешное лично для меня то, что абсолютно те же самые слова можно применить и к Нельсону. Достойное противостояние вышло у англичан с французами в начале XIX века. XD

@темы: капитаны и их корабли

17:12 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***

"Тем летом и осенью [1801 г.] Нельсон вообще часто впадал в депрессию. <...> Он чувствовал, Сен-Винсен и Трубридж затеяли в адмиралтействе интригу, намереваясь удерживать его подальше от Лондона и таким образом не дать увидеться с Эммой, пусть даже на самое короткое время. Сен-Винсен убеждал - поскольку его пребывание на посту благотворно воздействует на общественное мнение - было бы "чрезвычайно желательно", чтобы там он и оставался. Трубридж соглашался с его мнением, да и как ему не соглашаться, с горечью упрекал Нельсон своего старого друга, откровенно взявшего сторону его жены. "Всё это его рук дело, им с Сен-Винсеном достаёт жестокости не пускать (меня) в Лондон". Ужасно болят зубы, жалуется Нельсон леди Гамильтон, не в порядке кишечник. "Жаль, но адмиралтейство не хочет меня услышать... Наверное, у них там нет кишечника... стая волков... Никому нет дела до меня и моих страданий".

К. Хибберт, "Адмирал Нельсон: частная жизнь"


Честно говоря, при первом прочтении фраза про, кхм, особенности анатомии Лордов Адмиралтейства ввергла меня в лёгкий ступор. XD
Теперь же, похоже, решение этой загадки найдено - я почти уверена, что в оригинале было "to have no bowels", а переводчик не посмотрел лишний раз в словарь, руководствуясь исключительно контекстом письма в целом - и в результате получилась своего рода очередная "жена селёдки". XD

Upd: как оказалось, примерно так всё и было.

"The cold has settled in my bowels. I wish the Admiralty had my complaint: but, they have no bowels; at least, for me."

Письмо Нельсона Эмме Гамильтон от 17 октября 1801 г.

запись создана: 23.12.2011 в 00:57

@темы: познавательное, книги, капитаны и их корабли

00:26 

Почти профессиональное. XD

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***
11 декабря, за день до того, как «Виктори» отплыла из Спитхеда в Нор, Уильям Битти провёл вскрытие тела Нельсона и подробно описал его.
"Пуля пробила переднюю часть эполета, вошла в левое плечо чуть медиальней акромиона (отросток лопатки), оставив в нём трещину; по косой прошла в грудную полость, сломав второе и третье рёбра слева, прошла через верхнюю долю левого лёгкого, повредив по дороге крупную ветвь левой лёгочной артерии, вошла в позвоночник между шестым и седьмым грудными позвонками, сломав левый поперечный отросток шестого грудного позвонка, повредила спинной мозг, сломала правый поперечный отросток седьмого грудного позвонка и остановилась в мышцах спины двумя дюймами ниже угла правой лопатки. Вместе с пулей были извлечены фрагменты золотого шитья и подбивки эполета и маленький кусочек ткани сюртука.
Непосредственной причиной смерти явилось ранение левой лёгочной артерии с массивным кровотечением в плевральную полость". Повреждение позвоночника само по себе также рассматривалось как потенциально смертельное – но Битти высказал предположение, что, будь оно единственным, Нельсон смог прожить бы ещё два или три дня.
По результатам исследования внутренних органов врач вынес заключение об отсутствии в них воспаления или иных патологических изменений. "Сердце – маленькое, плотной консистенции, клапаны, перикард и крупные сосуды – чистые, с неизменённой структурой". Чрезвычайно неконкретная и обтекаемая фраза, но, в общем, понятно, что имеется в виду – сердце не расширенное, не дряблое – т. е. без признаков сердечной недостаточности; нет признаков перенесённого перикардита, пороков сердца (в том числе и ревматических) и, по всей видимости, выраженного атеросклеротического поражения аорты. Поскольку осмотр коронарных сосудов тогда, судя по всему, не практиковали (?), эта оптимистическая в целом фраза не исключает возможности наличия раннего коронарного атеросклероза. "Лёгкие здоровы, спаек в плевральных полостях не обнаружено". Ни малейших признаков туберкулёза – активного, пассивного или излеченного. "Печень маленькая, естественного цвета (ох, и получил бы от наших врачей Битти за такое описание), с ненарушенной структурой, без малейших признаков дезорганизации" (очевидно, имелся в виду цирроз). Никаких амёбных абсцессов (или, что было бы вероятней, рубцов от них). "Желудок, селезёнка и прочие внутренние органы без каких бы то ни было следов болезни". Не было обнаружено ни язвы желудка, которой можно было бы объяснить диспептические расстройства, ни характерного для перенесённой малярии увеличения селезёнки. Как это ни парадоксально, все болезни, которыми адмирал страдал при жизни, не оставили по себе никаких следов.
После завершения вскрытия тело было бальзамировано и 21 декабря помещено в гроб из грот-мачты «Ориента», подаренный Нельсону капитаном Хэллоуэлом после Абукира.

@темы: познавательное, медик Дэви и медик Дик, капитаны и их корабли

00:45 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***
Ездили сегодня смотреть международные университетские соревнования по академической гребле на Москве-реке. Поехали по ошибке - потому что я перепутала гребную регату с парусной, но совершенно об этом не пожалели. :laugh:
Посмотрели суперспринт (250 м буквально в пределах Новоандреевского моста - Википедия говорит, что в академической гребле даже официальных дистанций таких нет) парных четвёрок (мужских и женских) и женских восьмёрок, и основную, семикилометровую дистанцию мужских восьмёрок (большую часть, правда, в трансляции на экране, но на последний километр спустились к самой воде).
Зрелище, конечно, захватывающее - как любая хорошо выполняемая синхронная работа - и очень заметно, насколько это всё-таки тяжёлый вид спорта (у них, оказывается, любая дистанция более 2 км считается марафоном).
Лучше всех запомнилась итальянская команда университета Павиа, в которой у всех гребцов на шее были повязаны галстуки национальных цветов, и студенты Кембриджа в жёлтых маечках. Они, впрочем, стали только пятыми или шестыми, насколько я поняла - на русской воде прославленная английская школа подкачала, и никакие тренировки с шести до девяти утра их не спасли. :)

***
В "Книжной карусели" на Воробьёвых горах среди невероятного количества польской литературы раскопала себе книгу о Колумбе. Пока самым удивительным для меня фактом остаётся цвет его волос - признаться, думала, что для испанского мореплавателя логично было бы оказаться брюнетом или хотя бы тёмным шатеном - но уж никак не рыжим. И звание, конечно - Адмирал Моря-Океана - звучит, имхо, просто потрясающе. :)

@темы: союз рыжих, прогулки, книги, капитаны и их корабли

02:04 

Чисто женский взгляд на историю ВМФ...

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
...или адмирал Нельсон, кхм, через призму собственного гардероба. XD

Большая часть информации взята с сайта Национального Морского Музея. Цитаты - из книги Кристофера Хибберта "Адмирал Нельсон: частная жизнь".

Пришла пора придумывать новый тэг - окончательно и бесповоротно. :duma2:

@музыка: Йовин - Моя смерть

@темы: познавательное, красота, капитаны и их корабли

17:45 

"Почему курочка перебегает дорогу"...

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
...или тематические сказки от Дональда Биссета. XD

Нельсон и курочка.

Хлебные крошки.

@темы: книги, капитаны и их корабли

22:36 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***
Когда я вижу Вконтакте диалоги своих бывших однокурсниц о детях, мужьях и машинах, то чувствую себя очень странно. Потому что мне сейчас компанию составляют три книги о Нельсоне, кошка и учебник по офтальмологии. Но это быстро проходит. XD

"Время от времени муж брал её [Фрэнсис Нисбет] с собой поохотиться за птичьими гнёздами. Но английские сельские забавы Фанни не особенно увлекали. Да, честно говоря, и самого Нельсона тоже. Когда-то ему нравилось гоняться за зайцами, но слишком часто он возвращался домой насквозь промокшим и, как следствие, простуженным. К тому же Нельсон никогда особенно не любил стрелять. Впрочем, порой он устраивал для мужчин, членов семьи, охотничьи вылазки. При этом основная добыча доставалась его зятю Тому Болтону, а брат Уильям, пастор, больше вспугивал громким криком птиц и кроликов, нежели стрелял по ним. Что же касается капитана, то, по свидетельству очевидца, он "однажды застрелил куропатку", но "привычка постоянно держать ружьё со взведённым курком, словно он собирается взять на абордаж вражеский корабль, и стрелять, едва птица вспорхнёт, даже не прикладывая ружьё к плечу и не целясь, превращала его на охоте в опасного спутника".
Комментарий доброго автора: "ещё большую опасность Нельсон стал представлять после того, как потерял правую руку и серьёзно повредил зрение. В Холкеме он ходил на охоту довольно часто, но практически безуспешно".
К. Хибберт, "Адмирал Нельсон. Частная жизнь"


Книга, имхо, хорошо написана и переведена, читать её легко и интересно, много мелких подробностей. Само собой, как пособие по стратегиям и тактикам морского боя в VIII веке её использовать бесполезно - но "частная жизнь" на то и частная, глупо требовать от неё всеохватности. В общем, я более чем довольна приобретением. :heart:
Кошка заревновала меня к знаменитому флотоводцу или просто решила зубы почесать, что более вероятно и отгрызла у книжки уголок. Вроде бы ничего страшного, но обидно до ужаса. :emn:

@темы: красота, познавательное, капитаны и их корабли, книги

22:29 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
01:11 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***
"Отвернув одеяло, лекарь обнажил корзинку, защищавшую обрубок, снял ее и начал разматывать бинты.
– Скажите ему, сэр, – попросил Буш, – что нога, которой нет, ужасно затекает, а я не знаю, как ее потереть?
Перевод потребовал от Хорнблауэра неимоверных усилий, однако лекарь выслушал сочувственно,
– Это в порядке вещей, – сказал он, – со временем пройдет само. А вот и культя. Отличная культя. Дивная культя.
Хорнблауэр заставил себя взглянуть. Больше всего это походило на жареную баранью ногу – клочья мяса, стянутые наполовину затянувшимися рубцами. Из шва висели две черные нитки.
– Когда мсье лейтенант снова начнет ходить, – пояснил лекарь, – он порадуется, что на конце культи осталась прокладка из мяса. Кость не будет тереться…
– Да, конечно, – сказал Хорнблауэр, перебарывая тошноту.
– Чудесно сработано, – продолжал лекарь. – Пока все быстро заживает, гангрены нет. На этой стадии при постановке диагноза врач должен прибегнуть к помощи обоняния.
Подтверждая свои слова, лекарь обнюхал бинты и культю.
– Понюхайте, мсье, – сказал он, поднося бинты Хорнблауэру под нос.
Хорнблауэр ощутил слабый запах тления.
– Ведь правда, замечательно пахнет? – спросил лекарь. – Дивная, здоровая рана, и по всем признакам лигатуры скоро отойдут.
Хорнблауэр понял, что две черные нитки – привязанные к двум главным артериям лигатуры: когда концы артерий разложатся и нитки отойдут, рана сможет затянуться. Вопрос, что произойдет быстрее – перегниют артерии или возникнет гангрена?"
С. С. Форестер, "Под стягом победным"


После целого дня раздумий я убедилась, что ни фига не представляю себе даже основных принципов кровообращения в культе - и не понимаю, почему после описанного отхождения лигатур (при том, что всё это происходит в условиях несомненного гнойного воспаления) не возникает вторичного кровотечения.
И дело не в том, что у Форестера что-то описано плохо или неправильно - совсем наоборот, насколько я поняла, такого рода тактика ведения раны и исход были обычными для ампутаций того времени. :hmm:

***
"In 1802 during the brief period of peace following the Treaty of Amiens Nelson jotted down a list of his main wounds:
- His eye in Corsica
- His belly off Cape St. Vincent
- His arm at Teneriffe
- His head in Egypt,
and then added ruefully, "Tolerable for one war".
"An A-Z of Nelson" на сайте Национального Морского Музея в Гринвиче


Интересно, про Сент-Винцент в его, кхм, травматологическом аспекте я ещё ничего не слышала. :hmm:
И очень удивляет, конечно, манера писать о себе в третьем лице - не представляю, с чем бы это могло быть связано. О_о

@темы: познавательное, медик Дэви и медик Дик, книги, капитаны и их корабли

00:28 

Застойный очаг возбуждения в коре головного мозга. XD

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
"Гости немного скучали, и все росло в них неопределённое беспокойство, которое испытывают люди на неподвижном корабле. Фердинанду было скучно без охоты и ночных притонов; леди Эмме - без королевы, сэру Вильяму - без его коллекций. Только Нельсон, оставаясь наедине с леди Гамильтон, был счастлив, как собака, свернувшаяся у ног хозяина. Без леди Эммы он чувствовал себя нехорошо и общества избегал. В глазах большинства офицеров, избегавших его взгляда, Нельсон читал молчаливый, холодный укор. Он делал вид, будто ничего не замечает, был со всеми официален и сух, и только двух-трех высших офицеров эскадры, которые были особенно любезны с леди Эммой по соображениям карьеры или из слабости к ее красоте, принимал, против обычая, в тесном кругу. <...>
Лорд Нельсон в последнее время чувствовал себя особенно плохо. Его раны и странная болезнь, схваченная им в молодости в тропических странах, последствие не то малярии, не то укуса змеи, почти всегда причиняли ему тяжкие страданья. Он их тщательно скрывал, отчасти по долгу службы, чтобы внушить подчинённым впечатление несокрушимой силы и железной твёрдости, отчасти из любви к леди Эмме, чтоб она не болела за него душой да и не считала его инвалидом. На эту постоянную борьбу с физическим страданьем лорд Нельсон тратил громадную долю своих душевных сил. Борьбы никто не видел, и он поэтому, как все тяжело больные люди, считал себя непонятым человеком. В салоне леди Эммы, пока она молчала, адмирал угрюмо смотрел на говоривших и думал о них недоброжелательно: эти люди не знали, что он тяжко страдает, что его жизнь - сплошная цепь трудов, лишений, подвигов, что в ней не было ни одной минуты счастья с детских лет до той поры, когда послал ему леди Эмму Главный Лорд, назначивший его своим уполномоченным (Нельсон видел в Боге как бы своего старшего начальника по службе). Ничего этого они не знали и тем не менее позволяли себе его осуждать. Собственно, осуждали Нельсона не те лица, которые собрались в салоне леди Эммы. Но Нельсон после казни Караччиоло и начала работ на Рыночной площади везде и во всем чувствовал молчаливый укор.
Гамильтон, с его цветущим старческим здоровьем, с его сетью жилок и морщинок, с его самоуверенной остроумной речью, теперь особенно раздражал адмирала. Он знал, что его отношения к этому старику были не совсем приятны Верховному Лорду. Но в этом деле он никак не мог пойти навстречу предначертаниям своего высшего начальства: без леди Эммы Нельсон жить не мог; даже те немногие радости, которые были в его жизни - слава и награды, - без леди Гамильтон имели в тысячу раз меньше интереса. Он, впрочем, рассчитывал умилостивить Провидение своей энергией в борьбе с французскими и неаполитанскими безбожниками."
М. А. Алданов, "Чёртов мост"


В который раз уже повторюсь: может, это и неправда - но так здорово написано, что хочется верить. :heart:

@музыка: Михаил Щербаков - Билли

@темы: красота, книги, капитаны и их корабли

02:29 

"У моей бабушки в жизни была одна большая любовь - моряки". XD

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
14:18 

А мир устроен так, что всё возможно в нём, но после ничего исправить нельзя.
***
"Все это напоминало игры, в которые одинокий мальчик Горацио Хорнблауэр играл в детстве. Он садился в пустое свиное корыто и воображал себя потерпевшим кораблекрушение. Тогда он делил раздобытый на кухне кусок хлеба или какую-нибудь другую еду на двенадцать частей и тщательно их пересчитывал. Каждой порции должно было хватить на день. Но из-за здорового мальчишеского аппетита эти дни получались очень короткими, минут по пять каждый – достаточно было постоять в корыте, посмотреть из-под руки, не идёт ли помощь, потом, не обнаружив ее, сесть обратно, посетовать на тяжёлую жизнь потерпевшего кораблекрушение, и решить, что прошла еще одна ночь и пора съесть кусочек быстро тающего запаса. Так и сейчас под наблюдением Хорнблауэра французский капитан и его помощник раздали всем по жёсткому сухарю, потом каждому по очереди налили кружку воды из небольшого бочонка под банкой. Но, сидя в свином корыте, маленький Хорнблауэр, несмотря на живое воображение, даже не подозревал ни о мучительной морской болезни, ни о холоде, ни о тесноте. Не знал он, как больно без движения сидеть тощим задом на жёстких досках кормовой банки; никогда в своей детской самоуверенности не думал, как тяжело лежит бремя ответственности на плечах старшего морского офицера в возрасте семнадцати лет."
С. С. Форестер, "Мичман Хорнблауэр"


"– За сим я объявляю вас мужем и женой. – Священник благословил молодых. Целых пять секунд прошло в молчании, которое нарушила Мария.

– О, Горри, – сказала она и взяла Хорнблауэра под руку.

Он заставил себя улыбнуться вопреки только что сделанному открытию: «Горри» нравится ему еще меньше, чем «Горацио»."
С. С. Форестер, "Лейтенант Хорнблауэр"


Спасибо Сесилу Скотту Форестеру за наше счастливое детство за то, что он, сам того не зная, обеспечил меня прекрасным развлекательным чтением до конца августа. :rolleyes:

Upd: судя по имеющимся отзывам, в восьмисерийном сериале герой не совсем такой, как в книге (впрочем, оно и понятно), в фильме с Пеком - совсем не такой. Так что не знаю пока, дойдёт ли моё увлечение до стадии просмотра - но книги я, похоже, прочитаю все.:laugh:

На данный момент я успела узнать, что нельсоновский хвостик - это с большой долей вероятности не хвостик от парика, а часть причёски; а также обогатилась информацией о том, как в начале XIX века ампутировали конечности. XD
Насколько я могу судить, у Форестера вообще хорошая медицинская матчасть - узнать бы ещё, где он её брал... :rolleyes: Хотя про возможность и целесообразность обработки ссадин карболкой ничего путного сказать не могу - все мои знания по её применению ограничиваются Листером и родильными домами, которые всё ж таки были несколько позже. :hmm:
запись создана: 20.07.2011 в 01:20

@темы: познавательное, красота, книги, капитаны и их корабли

Гнездо

главная